Исторический генезис преступления и его социальная природа

Социальная природа преступления

Исторический генезис преступления и его социальная природа

Введение…………………………………………………………………………3

Глава 1. Социальная природа преступления…………………………………..6

Глава 2. Понятие преступления………………………………………………..11

2.1. Споры о понятии преступления в УК 1996 года…………………………16

Глава 3. Признаки преступления……………………………………………….19

3.1. Общественная опасность……………………………………………………21

3.2. Противоправность ………………………………………………………….25

3.3. Виновность…………………………………………………………………..27

3.4. Наказуемость………………………………………………………………..29

Глава 4. Малозначительное деяние…………………………………………….30

Глава 5. Категории преступлений………………………………………………32

Заключение……………………………………………………………………….35

Список литературы………………………………………………………………37

Ведение

Актуальность исследуемого вопроса заключается в том, что в действующем Уголовном кодексе Российской Федерации 1996 года впервые появилось так называемое материальное определение преступления заменившее формальное. Появились новые до этого малоизученные признаки преступления, виновности и наказуемости, в прежнем Уголовном кодексе законодательное определение понятия преступления ограничивалось лишь двумя основными признаками: общественной опасностью и противоправностью

До сих пор не сформулировано четкое определение понятия малозначительности.

Уголовный закон ограничивается лишь указанием на парадоксальный характер исследуемого явления (отсутствие общественной опасности при формальном наличии всех признаков состава преступления).

Однозначно не определена правовая природа категории. Отсутствует ясность и в понимании критериев (факторов) малозначительности действия (бездействия).

Уголовный кодекс России впервые на законодательном уровне закрепил всеобъемлющую классификацию преступлений.

Важным классификационным критерием является характер и степень общественной опасности.

Для российского законодательства эта классификация особенно важна, поскольку в Уголовном кодексе Российской Федерации не воспринято присущее многим зарубежным уголовным кодексам подразделение уголовно наказуемых деяний на преступления, проступки и нарушения (Франция), или на преступления и проступки (ФРГ),

или на преступления и нарушения (Испания), или на фелонию и мисдиминор (США) и т.д.

Целью данной курсовой работы является:

– раскрытие сущности понятия преступления; проблемы, вязанные с принятием нового понятия о преступлении в УК 1996г.

– определение основных признаков преступления

– рассмотрение категории «малозначительность деяния» как критерий отсутствия общественной опасности

– классификация преступлений по характеру и степени общественной опасности

В рамках данных направлений предполагается решить следующие задачи:

  • выявить тенденции развития норм о понятии преступления в российском законодательстве
  • определить признаки преступления согласно действующему законодательству и правоприменительной практике;

– дать определение малозначительности деяния и определить его законодательное положение, а так же применение в практике

–      классифицировать категории преступлений по УК РФ

Объект и предмет исследования определяются тематикой работы, ее целью и задачами.

Методологическую основу исследования составляют исторические, общетеоретические и диалектические методы научного познания.

Нормативными источниками исследования являлись уголовное законодательство России, судебная практика.

Теоретической основой работы являются труды таких авторов как:

А.В. Наумов, А. И. Рарог, Ф.Р. Сундуров, И.А.Тарханов, Р.Р. Галиакбаров А.И. Чучаева, Н.Г. Кадникова, А. Н. Красикова, А.П. Брагин, И. Я. Козаченко, проф. З. А. Незнамова, А.С. Михилина, В.С. Комиссарова, А.П. Козлов, Г.В. Назаренко, Н.И. Ветров, С.В. Афиногенов, Л.Д. Ермакова, Б.В. Здравомыслов, В.Ф. Караулов, Л. Л. Кругликов, Н. Ф. Кузнецова и И.М. Тяжкова.

Глава 1. Социальная природа преступления

Переход на позиции приоритета общечеловеческих ценностей требует разрушения такой искусственно возведенной в советской уголовно-правовой науке «Берлинской стены», как постулат о противоположности и непримиримости понятий преступления, даваемых в советской и буржуазной науке уголовного права в связи с их классовой природой и классовым содержанием. Сейчас отечественная юридическая наука постепенно освобождается от старых предубеждений, и пожалуй, легче всего это происходит в уголовном праве. Дело в том, что преступление, например убийство, для близких потерпевшего есть всегда зло, всегда личное горе, независимо от общественно-политического строя страны, где оно произошло. Поэтому борьба с преступностью, в том числе и уголовно правовыми методами, должна не разъединять, а объединять страны с разными политическими и экономическими системами. И многое в этом направлении уже сделано. Российская Федерация, например, официально стала членом Интерпола (заметим, что органы внутренних дел бывшего Союза ССР еще до его вступления в эту международную организацию успешно провели совместные с полицией ряда западных стран операции по борьбе с наркотизмом). Перспективным представляется дальнейшее международное сотрудничество в борьбе с терроризмом, экологической и экономической преступностью.1

Еще в середине прошлого века видный немецкий философ и экономист К. Маркс писал, что наказание есть не что иное, как средство самозащиты общества против нарушения условий его существования, каковы бы ни были эти условия.

В этом высказывании содержится очень точная характеристика преступления как посягательства на условия существования общества, какими бы ни были эти условия.

Между тем коммунистическая правовая идеология сознательно затушевывала последние слова приведенной цитаты и рассматривала преступление как продукт и форму проявления антагонистической борьбы классов, а в наказании видела введенный в правовое русло способ подавления сопротивления угнетенных классов.2

До недавнего времени в отечественной уголовно-правовой литературе в связи с исторической изменчивостью понятия преступления преобладала точка зрения, согласно которой преступление как вид наказуемого поведения людей появилось лишь с расколом общества на классы. Как писал, например, известный криминалист Н.Д.

Дурманов, «классовый характер преступления не вызывает никаких сомнений у советских авторов». Подобное мнение основывалось на следующем постулате: классовая природа поступления состоит в том, что преступление – это деяние, опасное для интересов господствующего в данном обществе класса, так как оно нарушает условия его существования.

А исторический характер преступления связывался с тем, что оно появляется на определенной стадии развития человеческого общества, что его содержание меняется со сменой общественно-экономических формаций, а конкретные условия развития государства и задачи, перед ним стоящие, определяют в разное время различную опасность конкретных преступных деяний.

Категорически отвергалось мнение о том, что социальную природу преступления в социалистическом обществе неправильно характеризовать как классово опасную, поскольку это может дать повод к неправильным выводам, что каждое преступление непосредственно угрожает классовым интересам и что каждый преступник является классовым врагом. Сторонником именно такой позиции являлся А.А.

Пионтковский, который предлагал «характеризовать объективное общественное свойство преступления не как классово опасное, а как общественно опасное деяние».

Представляется, что утверждение о классовой природе любого преступления является преувеличением, истоки которого связаны с идеологизированным представлением о классовой природе самого права. Как справедливо отмечает Ф.Р.

Сундуров, «недопустимо формировать уголовное законодательство и применять его на практике исходя из интересов лишь одних классов, социальных групп, а тем более отдельной личности, как это имело место в рабовладельческих, феодальных, буржуазных государствах до середины 20 века и в советский период развития России».

В современных условиях право должно рассматриваться как средство общесоциального управления, уголовное же право – в качестве общечеловеческого явления, средства защиты наиболее важных социальных ценностей от преступных посягательств независимо от того, кто их учиняет. А потому говорить о классовой природе преступления и преступности, на наш взгляд, нет достаточных оснований.3

Таким образом, в современном мире преступление не носит классового характера, а понятие о преступном отражает представление о необходимости уголовно-правовой защиты всеми признанных общечеловеческих ценностей от преступных посягательств.

Однако это вовсе не значит, что тезис о классовой природе преступления ошибочный. В истории человеческого общества понятие о преступлении действительно возникло в связи с разделением общества на классы с их антагонистическими в то время противоречиями, с образованием государства и права.

И лучшим подтверждением этому является уголовное право рабовладельческого общества. В этом первом в истории классовом обществе преступлениями объявлялись только такие деяния, которые представляли опасность для интересов господствующего класса.

Так, в рабовладельческом государстве даже убийство человека в зависимости от классовой принадлежности убитого либо вовсе не рассматривалось как преступление, либо, наоборот, рассматривалось как тягчайшее преступление.

Например, по римскому праву не считалось преступлением убийство рабовладельцем своего раба – это было лишь правомерным уничтожением своего имущества. Вместе с тем малейшее посягательство со стороны раба на интересы рабовладельца считалось тяжким преступлением.

Классовая природа преступления сохранялась и в феодальном обществе. Там преступлением объявлялись такие деяния, которые представляли опасность для феодалов и церкви.

Например, тяжким преступлением считалось малейшее нарушение привилегий помещика: охота на дичь в лесах феодала могла повлечь для крестьянина смертную казнь. Феодалы сами осуществляли правосудие над своими крестьянами. Самым крупным землевладельцем в феодальном обществе была церковь.

Поэтому всякое расхождение с религиозными догматами рассматривалось как ересь и каралось сожжением на костре. Религиозные преступления рассматривались как наиболее тяжкие.

В результате английской и французской буржуазных революций был провозглашен принцип формального равенства перед уголовным законом. Однако это вовсе не означало, что уголовное право капиталистических стран (Западной Европы) с того времени сразу же утратило классовый характер. До этого еще было очень далеко. С образованием в России в Октябре 1917 г.

первого в мире социалистического государства стала совершенно очевидной классовая направленность зарождавшегося социалистического уголовного права. С редкой откровенностью это признавалось во всех уголовно-правовых актах – от первых уголовно-правовых декретов советской власти до последнего советского Уголовного кодекса – УК РСФСР 1960 года.

И лишь развитие демократии и правовых начал в странах Западной Европы, США, Канаде и других государствах, сокрушительное поражение фашистской Германии во Второй мировой войне и, наконец, крах тоталитарной коммунистической системы в бывшем Советском Союзе и странах Восточной Европы и их усилия по реформированию экономики в направлении перехода к рынку не на словах, а в действительности устранили классовую направленность уголовного права.4

Источник: http://yaneuch.ru/cat_49/socialnaya-priroda-prestupleniya/195161.2042737.page1.html

Социальная природа преступлений в уголовном праве

Исторический генезис преступления и его социальная природа

Преступление выступает в качестве одной из основных категорий в уголовном праве. Для предотвращения неправомерных поведенческих актов и выполнения задач, установленных законодательством, в УК определен перечень деяний, представляющих угрозу для личности, государства, общества.

Исторический генезис преступления и его социальная природа

В отечественных юридических изданиях еще недавно приоритетным являлось мнение о том, что неправомерное деяние, как самостоятельная модель наказуемого поведения субъектов, возникло вследствие раскола общества на отдельные классы.

Эта позиция обосновывалась тем, что понятие и социальная природа преступления отражает опасность только для господствующей категории граждан.

Считалось, что неправомерное поведение нарушает условия нормального существования приоритетного класса.

Социально-историческая природа преступления обусловлена тем, что сама модель появляется на определенном этапе общественного развития.

При изменении коллективно-экономических формаций его содержание корректируется в зависимости от обстоятельств, в рамках которых происходит становление государства и реализация задач, поставленных перед ним. Эти условия в разные временные отрезки определяют различный уровень опасности конкретных деяний.

В годы СССР мнение о том, что в обществе социально-историческая природа преступления не должна характеризоваться как классово опасная, категорически отвергалось. Это обуславливалось предположением о возникновении неверных выводов.

Считалось, что понятие “социальная природа и признаки преступления” предполагает опасность исключительно для классовых интересов. Многие авторы, однако, отмечают, что данное утверждение несколько преувеличено. Истоки этой позиции обуславливаются идеологизированными представлениями о классовости вообще.

Прежде всего, она порождается общественными отношениями и связями, в которых живет и развивается человек. Это, в свою очередь, указывает на то, что в качестве причины неправомерного поведения выступает непосредственно волевой акт конкретного субъекта.

Воля представляет собой способность человека преодолевать препятствия, реагировать на влияние внешних факторов. Она позволяет подчинять чувства разуму. Социальная природа преступлений проявляется во влиянии на окружающую личность действительность, то есть, в возникших последствиях.

В связи с тем, что неправомерное поведение влечет вред для общественных и индивидуальных интересов, которые охраняются законом, оно всегда оценивается более отрицательно в юридическом плане, чем другие нарушения. Социально-правовая природа преступления предполагает наличие конфликта между коллективом и личностью.

Общественная опасность определяется непосредственно его глубиной, и поэтому требует использования юридических мер реагирования для его устранения.

Предпосылки

Социальная природа преступлений связана с несколькими факторами. Она порождается нравственными, экономическими, психологическими противоречиями. Обстоятельства и причины криминализации поведения выходят за пределы уголовно-правового предмета.

Вместе с этим модели незаконного поведения определяются на базе изучения существующих отношений в обществе. Из них в процессе исследования выделяют те, которые представляют опасность.

Качественные и количественные характеристики криминализации оказывают воздействие на политику государства в борьбе против этого явления.

Необходимо отметить, что социальная природа преступлений может изучаться изолировано в рамках какого-либо конкретного общественного явления только в определенных пределах. В этом случае анализ будет выступать в качестве одного из методических вариантов. Этот прием несет существенное, но при этом ограниченное знание.

Социальная природа преступлений может изучаться в рамках политических, культурных, экономических, общественных характеристик региона, страны.

При этом анализ связывается также с менее опасными нарушениями и негативными отклонениями.

Данные судебной, уголовной статистики, соответственно, сравниваются с иными сведениями, в том числе с показателями состояния социального контроля, работы правоохранительных органов.

Данные о населении

Социальная природа преступления в уголовном праве исследуется посредством анализа определенных групп:

1. По полу, поскольку с ним связаны разного рода общественные функции граждан, особенности их статуса и поведения. Так, к примеру, для женщин свойственна меньшая насильственная криминальная активность. Вследствие этого, в населенных пунктах, где проживает меньше мужчин, реже происходят насильственные деяния.

2. По возрасту, поскольку для каждого временного отрезка в жизни человека характерны те или иные формы преступной активности. Например, более молодые лица в большинстве случаев совершают грабежи, изнасилования, разбои, хулиганства. Люди в возрасте после 50-ти лет склонны больше к экономическим преступлениям, незаконным деяниям с применением служебного положения и так далее.

Национальность

У каждой народности есть свои обычаи, устои. Люди, воспитанные в каких-то традициях, демонстрируют их проявление на основании того, что те или иные поступки не вызвали бы осуждение у родственников, не послужили бы изгнанием из привычной им среды. Формы преступных поведенческих актов могут быть связаны с отрицательными явлениями, распространенными в той либо другой национальной области.

Другие критерии

К ним относят:

1. Вероисповедание. Существенное криминологическое значение имеет, к примеру, тот факт, что мусульмане не склонны к употреблению спиртного. Это значит, что преступность на фоне пьянства в регионе не будет иметь высокого показателя.

2. Семейное положение. Для новых городов в Сибири в свое время была свойственна преступность, характерная для молодежи и несовершеннолетних. В данном случае важным показателем выступает численность таких граждан, в том числе детей, которые проживают в неполноценных семьях, только с родителями или и с ними, и с бабушками/дедушками. В последних отмечается более организованный контроль.

Экономический аспект

С ним тесно связана социальная природа сущности объекта преступления. При изучении криминализации выделяют такие моменты, как:

  1. Соотношение организаций и предприятий различной специализации.
  2. Социально-профессиональный состав граждан (работники науки, культуры, здравоохранения, промышленности, транспорта и так далее).
  3. Структура населения по поступающим доходам и расходам. При этом учитываются источники прибыли, размер и характер затрат (на содержание инвалидов, воспитание детей, предпринимательство, инвестирование и пр.). Кроме этого, во внимание принимается наличие и число бездомных граждан и лиц, у которых нет постоянного источника доходов.
  4. Соотношение организаций и предприятий по разной форме собственности и организационно-правовому типу.
  5. Специфика формирования и использования рабочих ресурсов региона. Здесь учитывается наличие собственного производства, привлечение сезонных бригад, показатели явной и скрытой безработицы, миграционные потоки.
  6. Обеспеченность необходимых потребностей, имеющих первостепенное значение для выживания и воспроизводства.

Специфика деятельности предприятий, которые работают в конкретном регионе, оказывает влияние на характеристики криминализации. В частности, нарушение порядка сдачи драгметаллов и камней государству чаще встречается там, где осуществляется их добыча. Незаконное предпринимательство преимущественно имеет место при преобладании на территории частных коммерческих структур.

С этой позиции исследованию подлежат следующие факторы:

  1. Наличие/отсутствие резких отличий в политических интересах тех или иных групп населения, способы их разрешения. Например, при обострении противоречий между неимущими и богатыми могут возникать массовые беспорядки, поджоги особняков, вымогательства.
  2. Какие политические движения и партии действуют в регионе, каков порядок их образования, состав, особенности их взаимодействия.
  3. Каким образом власть на местах обеспечивает удовлетворение гражданского интереса населения.
  4. Как происходит формирование административных структур, имеются ли нарушения избирательных и прочих политических прав людей.
  5. Особенности построения отношений с федеральными органами, региональными институтами и местным самоуправлением.

Влияние культуры

Социально-культурный аспект изучения преступности связан с исследованием следующих факторов:

  1. Количество и структура учреждений, характер и степень охвата интересов населения.
  2. Обычаи, стереотипы, традиции, устоявшиеся приемы разрешения конфликтных и проблемных ситуаций.
  3. Уровень профессиональной и образовательной подготовки населения.
  4. Особенности интересов и потребностей граждан в духовной сфере.

Работа спортивных, культурных учреждений оказывает воздействие на характер досуга. Это особенно явно проявляется в поселениях, где преобладает молодежь.

В свою очередь, это отражается на показателях преступности в области досуга (к примеру, совершаются кражи для присвоения средств на казино). Образовательный уровень определяет не столько характер, сколько форму преступного поведения.

К примеру, более интеллектуально развитые лица чаще совершают незаконные действия в экономической сфере.

Заключение

Статистическая картина зависит в значительной степени от изменений в уголовном законодательстве. В этой связи, необходимо всегда устанавливать, не связано ли увеличение преступных деяний с криминализацией, а уменьшение – с декриминализацией. Имеет место еще один немаловажный фактор.

Он касается правовой культуры, общественного мнения населения о борьбе с преступностью. Если граждане не стремятся сотрудничать с правоохранительными структурами, то они только в исключительных случаях будут сообщать о криминальных фактах.

В таких ситуациях латентность (скрытость) преступности очень высока.

Источник: https://FB.ru/article/220788/sotsialnaya-priroda-prestupleniy-v-ugolovnom-prave

Социально-правовая природа преступления

Исторический генезис преступления и его социальная природа

Между всеми вышеназванными признаками преступности существует диалектическое единство. Изменение одной стороны преступности неизбежно ведет к изменению других ее сторон и, следовательно, преступности в целом. Между преступностью, ее видами и отдельными преступлениями существует диалектическая связь общего, особенного и единичного.

Завершая рассмотрение признаков преступности, следует подчеркнуть, что она представляет собой не просто абстрактное понятие, сформированное из совокупности ее свойств и признаков, но реальное жизненное негативное явление общества, имеющее место на определенной территории, зафиксированное за определенный период времени.

Одной из составных частей общего причинного комплекса преступности являются причины и условия индивидуального преступного поведения. Изучение существующей между ними взаимосвязи является важной криминологической задачей.

Однако если причины преступности в целом обусловлены противоречиями социальной среды, то причины и условия совершения конкретного преступления в большей степени подвержены влиянию непосредственного окружения человека и той микросреды, в которой происходит его формирование.

Таким образом проявляется сложный комплекс причинных зависимостей – от индивидуального преступного поведения и его непосредственных детерминант до общих причин преступности, поскольку в конечном счете преступления совершают конкретные представители общества, являющиеся носителями его устоев и условий его жизнедеятельности во всем их многообразии и реальных проявлениях. Да и сама микросреда, оказывающая прямое воздействие на формирование конкретного индивида, производна от более широкой общественной среды и в определенном смысле является ее порождением.

В конкретном преступлении и его причинах в большей степени, чем это происходит на общем уровне, проявляется их взаимосвязь с личностными особенностями индивида. Тем не менее, признавая индивидуальность каждого преступления и его причин, следует выделить те механизмы, которые являются едиными для всех преступлений.[18]

В общем виде причинами конкретного преступления является криминогенная мотивация личности, базирующаяся на ее антиобщественной установке. Она складывается у лица постепенно под влиянием двух групп условий. К первой относятся те из них, которые формируют потребности, интересы, ценностные ориентации личности.

Искажения и деформации в них образуют основу криминогенной мотивации и ее внутреннюю содержательную сторону. Условия второй группы непосредственно относятся к процессу совершения преступления, создают криминогенную ситуацию.

Взаимодействуя с личностными особенностями, они вызывают намерение и решимость совершить преступление.

Таким образом, совершение конкретного преступления является результатом взаимодействия образовавшихся под воздействием неблагоприятных жизненных условий негативных, нравственно-психологических свойств личности и внешних объективных обстоятельств, образующих криминогенную ситуацию. На уровне неблагоприятных условий нравственного формирования личности создаются предпосылки, рассматриваемые как возможность совершения преступления конкретным лицом. На уровне конкретной ситуации сложившаяся у лица криминогенная мотивация реализуется в действительность

Это положение имеет не только теоретическое, но и практическое значение.

Так, правоохранительные органы, осуществляя профилактическую деятельность на обоих указанных уровнях, выявляют условия, отрицательно влияющие на формирование нравственно-психологических свойств личности в семье, учебном или производственном коллективе, бытовом окружении, сфере общения и в других областях социальной жизни, с тем чтобы принять соответствующие меры по их устранению, при необходимости взаимодействовать с другими учреждениями, предприятиями и общественными организациями для оздоровления обстановки и нейтрализации возникших криминогенных ситуаций.[19]

2.1. Социальная сущность преступления

Преступление относится к основным категориям уголовного права. Последнее, как и любая другая отрасль права, не является чисто юридическим образованием. Оно представляет собой также и социальное явление, а любой его институт имеет определенное социальное наполнение[20].

Право, как определял его еще родоначальник немецкой классической философии Иммануил Кант (1724 – 1804), “есть ограничение свободы каждого условием согласия ее со свободой всех других, насколько это возможно по некоторому общему закону; а публичное право есть совокупность внешних законов, которые делают возможным такое согласие”[21]. Другими словами, право как публичный институт – это “система социальных норм и отношений, охраняемых силой государства”.

Следовательно, преступление как понятие уголовного права – категория не только юридическая, но и социальная. Будучи порожденным социальными потребностями, право вообще и уголовное право в частности выполняют функцию обеспечения стабильности в обществе[22].

Говоря о сущности преступления, надо отметить, что в юридической литературе нет единства мнений по данному вопросу. Некоторые правоведы указывают, что “сущность преступления выражается в его посягательстве на господствующие общественные отношения”.

Другие авторы возражают против подобных определений сущности преступления. Они указывают, что подобные рассуждения абстрактные…

и что общеязыковое значение слова “посягательство” означает лишь попытку (незаконную или осуждаемую) что-либо сделать или получить, представляются неубедительными[23].

Как верно отмечает профессор Н.Ф. Кузнецова, институт преступления охватывает в качестве его подсистем: собственно преступление; неоконченное преступление; соучастие в преступлении; множественность преступлений. Все это – формы или виды посягательства на охраняемые уголовным законом общественные отношения.

Сущность правонарушений невозможно понять, игнорируя их социальную природу. В литературе указывается на четыре существенных момента, или стороны, правонарушений (в т.ч. преступлений): их историческое происхождение, социальное содержание, социальную природу, изменение их количественных и качественных показателей при изменениях условий социальной жизни людей[24]

Социалистическое, в частности советское, право исходило из того, что главное в диалектико-материалистическом учении о праве состоит в раскрытии классовой сущности права и его институтов.

Преступность и уголовно-правовое понятие преступления появились в далекую эпоху развития человечества, когда вследствие возникновения частной собственности и раскола общества на классы возникла необходимость средствами уголовных репрессий защищать интересы эксплуататорского меньшинства. В доклассовом обществе не было ни преступлений, ни уголовного права”.

С началом рыночных реформ в России правоведы изменили свои взгляды: в них нет места классовому подходу при определении сущности преступления. Они утверждали, что в настоящее время преступление не носит сословного или классового характера.

Академик В.Н. Кудрявцев, опираясь на предшествующие исследования преступлений и преступности, отмечает их социальную природу в трех отношениях: по юридическому определению, историческому происхождению и результатам.

Действия, объективно вредные, опасные для общества, в исторической ретроспективе зафиксированы достаточно давно. Но их официальная правовая оценка как преступлений не могла появиться раньше, чем возникли государство и право. А это, по данным современных исследований, произошло около третьего тысячелетия до нашей эры, на этапе становления раннеклассового общества[25].

В то же время истории известны примеры того, как происходила “переоценка” понятия преступления в уголовном праве.

Так, например, с отменой в современной России уголовной ответственности за спекуляцию торговое посредничество, частное предпринимательство и вся аналогичная деятельность стала расцениваться как полезная деятельность, а посягательства на частную собственность, ранее находившуюся вне закона, отныне признаются опасными преступлениями.

Социальная природа преступности наглядно проявляется и в тех последствиях, которые наступают в результате совершения преступлений в любом обществе. Наносимый ими вред, в конечном счете, препятствует общественному развитию, а подчас и угрожает социальной безопасности.

При этом социальная природа преступлений оценивается как главное, основное, определяющее в них, но ставится под сомнение правомерность указания в дефинициях понятия преступности на классовую характеристику общества как универсальную, хотя и с оговоркой, что никто еще не наблюдал преступности в бесклассовом обществе[26]. Истоки такого представления о социальной природе преступления связаны с утрированным представлением о классовой природе самого права, которое якобы всегда выражает и защищает интересы господствующего класса. На самом деле роль права при разном общественном строе может существенно различаться. Так, в период диктатуры пролетариата советское право было и в самом деле однополюсным, явно репрессивным по отношению к непролетарским слоям населения. Но при демократическом строе такого рода крайности стираются, право в более или менее равной степени обслуживает и охраняет все классы и социальные слои. Соответственно и преступления в большинстве случаев утрачивают классовую направленность. Особенно хорошо это видно на так называемых общеуголовных преступлениях (убийство, телесные повреждения, изнасилование, кража и т.п.), сходно или даже одинаково определяемых и преследуемых в государствах самых различных общественно-экономических формаций.

Что касается российской действительности, то классовый характер уголовного права в целом и понятия преступления в частности стал постепенно стираться и утрачиваться начиная с середины 50-х гг., по мере преодоления культа личности Сталина. Тезис о советском общенародном государстве, провозглашенный на рубеже 60 – 70-х гг.

, предполагал классовую однородность общества, ликвидировавшего социальные антагонизмы. Соответственно, постепенно уменьшалась доля политических преступлений (хотя борьба с так называемым диссидентством продолжалась до середины 80-х гг.), пока не свелась к минимуму в 90-е гг.

В современных условиях говорить о классовой природе преступления и преступности нет достаточных оснований…[27].

Довольно интересен взгляд на социальную природу преступления и преступности, который обосновывал профессор И.И. Карпец. В одной из последних работ он писал, что с появлением государства возникло, т.е.

было сформулировано понятие преступного, а как общественно вредные явления преступления существовали и до этого.

“Отсюда уголовный закон возникает как отражение объективной реальности, но границы (часть, “объем”) этой реальности зависят от воли людей, формулирующих закон, т.е. от субъективного усмотрения”. И далее: “Закон…

“выбирает” из огромной массы человеческих поступков те, которые представляют действительную угрозу государству, обществу, каждому человеку. И поскольку закон формулирует понятие преступного, он является одновременно средством, с помощью которого ведется борьба с преступностью…”[28].

И.И. Карпец утверждал, что “…основная масса преступлений – это результат обобщения опыта человечества, с одной стороны, и опыта конкретного государства, исходя из особенностей его экономики, социальных, политических и иных отношений, образа жизни и нравственных установок людей, входящих в государство, – с другой.

Не случайно в каждом уголовном кодексе практически любой страны есть группа преступлений против государства, против жизни, здоровья, чести и достоинства людей, имущественные преступления, преступления против правосудия, общественного порядка и порядка управления, здоровья и нравственности, воинские преступления…”.

В то же время в различные периоды социальных катаклизмов, смены политического, экономического и социального устройства общества существенно меняется круг деяний, признаваемых законодателем преступлениями.

Характер и содержание новых общественных отношений вызывают необходимость адекватного отражения в уголовном законодательстве перечня деяний, посягающих на эти отношения. Именно поэтому, как представляется, в Уголовный кодекс РФ 1996 г.

не вошло около 60 старых и включено более 70 новых составов преступлений.

Принятие нового Уголовного кодекса РФ в 1996 г. привело к появлению новых монографий в области исследования понятия преступления, которые основаны на социологической концепции правопонимания. Например, это работы А.И. Марцева “Вопросы учения о преступлении и ответственности”, “Общие вопросы учения о преступлении. 1920 – 2000”.

Положения второй монографии представляют интерес в целях исследования понятия преступления, так как автор предпринял попытку охарактеризовать социально-правовую природу преступления, изучив преступление как социальное явление, правовое явление и как конфликтное отношение. А.И. Марцев считает, что уровень преступности должен определять уровень карательного воздействия.

В настоящее время очевидным фактом является рост преступности, а вот уровень карательного воздействия, закрепленный УК РФ, остался прежним, поэтому говорить об эффективности общего предупреждения преступлений не представляется возможным. Тем самым автор высказался за ужесточение существующего уголовного законодательства. А.И.

Марцев попытался рассмотреть преступление как конфликтное отношение не только с точки зрения социальной, правовой, но и с философской позиции.

Таким образом, автором было проведено комплексное социально-правовое исследование понятия преступления, закрепленного в УК РФ, был дан исторический анализ норм о понятии преступления, были выявлены современные проблемы, требующие насущного разрешения. Можно констатировать, что за последние годы это одна из самых значительных работ в области понятия преступления.

Источник: http://freepapers.ru/49/socialnopravovaya-priroda-prestupleniya/184326.1104328.list3.html

Юр-адвокат online
Добавить комментарий